Одиннадцатая глава Судный день

“Владыка войны” величественно шагал сквозь ночь, мерцая в свете тысяч крошечных огней. Казалось, что Император сбросил звёзды с тёмного неба на “Тираннуса”, дабы окутать титана саваном и благословить священный поиск. Огромные лучи прожекторов освещали пустыню, отмечая путь колосса по пепельным дюнам.
Но в пустошах, где днём господствовал жаркий ядовитый ад, сейчас царил обжигающий холод. Многочисленные датчики гигантского человека-машины показывали, что температура опустилась гораздо ниже нуля.
На внешнем корпусе титана образовался метановый лёд. С каждым широким шагом пласты застывшей химической жидкости трескались и раскалывались: сосульки падали на песок, адамантиевые наголенники и скрипящие сочленения.
Людей и сервиторов от мороза защищала метровая толща брони Одиннадцатая глава Судный день бога-машины, а согревало огромное количество тепла, которое выделяли системы исполина. Поэтому на многочисленных палубах земного левиафана было неприятно знойно и влажно. В плазменном ядре реактора температура не отличалась от жара кипящей магмы в жерле вулкана. Энергия направлялась на движение “Владыки войны” по пепельным пустошам.
С каждым гигантским шагом “Тираннус” преодолевал двадцать метров. Военную машину выключили, отремонтировали и снова включили. С тех пор согласно данным Касла Варна они прошли немногим более ста двадцати четырёх километров.
После последней битвы Экхард долго спал. Команда не беспокоила старика. Они и не собирались его будить – командующий пожертвовал большим, чем любой другой человек на Одиннадцатая глава Судный день борту. Вполне обычное дело, когда принцепс, чей титан повредили, в том или ином виде страдал от синоптических, физических, психических или эмоциональных травм, а порой и их комбинаций. Экипаж должен был позволить ему отдохнуть.
Магнус пробудился от мучительного сна, где он сражался на Марсе против орды чудовищных гаргантов, которые на одну половину состояли из металла, а на другую из орочьей плоти и крови. И старый великий принцепс Иуда Уркварт ругал его абсолютно за все тактические ошибки.
Левая рука Экхарда пока оставалась онемевшей. Воспоминания о неожиданной битве вызвали такую боль, что перехватило дыхание. Он знал, что она воображаемая – физически рука не Одиннадцатая глава Судный день пострадала – но от понимания страдания ничуть не уменьшались.
После отчаянной атаки на гарганта с крокодильей челюстью, чувство было такое, словно руку изнутри пожирал огонь. Пожарным командам сервиторов потребовалось два часа, чтобы окончательно потушить пламя в уничтоженной лазерной пушке. Она теперь абсолютно бесполезна, и вдобавок Магнус обнаружил, что пальцы на левой руке так сжались, что он с трудом смог их расцепить.
Принцепс помнил, как в первый раз пережил такую муку из-за эмпатического соединения с богом-машиной по мысленно-импульсной связи. В тот раз он сражался с порождениями Великого Пожирателя на Тарктике. Конечно невозможно забыть, как кромсают твои Одиннадцатая глава Судный день нервы.
Первый бой в звании командующего “Тираннус Максимуса” – подлинное боевое крещение. Его легио сошёлся лицом к лицу с яростными тиранидами, пытаясь не позволить инопланетным ксеноморфам разграбить природные ресурсы ледяного мира. Тогда он был молодым и наивным, жаждущим славы и опрометчивым в битве. Постарев, он стал совсем не похож на молодых принцепсов, которых сейчас недолюбливал.
В одиночку и без поддержки других титанов он вступил в бой с иеродулом и через считанные минуты “Владыка войны” получил удар ядовитыми острыми как бритва когтями. После таких повреждений исполин почти не мог продолжать бой, а молодой принцепс едва не погиб. Их спас успевший выстрелить старый Одиннадцатая глава Судный день модератус-оружейник Кадм.
О да, Экхард помнил первую рану, которую он пережил вместе с богом войны Марса.
Пытаясь забыть о боли в сморщенной руке Магнус обратился к офицерам:
– Варн, сколько нам ещё идти?
– Боюсь, не могу сказать, лорд-принцепс, – тихо ответил тактик. – Сенсоры дальнего радиуса по-прежнему не работают, а ближние не показывают ничего кроме пустыни и нефтехимических следов орочьих машин.
– Хмм, – проворчал Экхард.
– Я буду и дальше наблюдать за сканерами, – нервно продолжил Касл, пытаясь хоть как-то заполнить неловкое молчание, – и сообщу, как только что-то изменится.
– Сделай это, – согласился Магнус.
После уничтожения базы титанов и Одиннадцатая глава Судный день неудачных попыток связаться с верховным командованием Тартара стареющий принцепс решил, что “Тираннус Максимус” принесёт наибольшую пользу в войне на Армагеддоне Секунд, если направится в место откуда пришли гарганты. Там могут находиться другие металлические чудища ксеносов, или готовая к наступлению огромная армия зелёнокожих или даже размещаться пока необнаруженная база орков – ведь не с неба же свалились те два монстра.
Хотя и в самом деле в первые дни вторжения орды Великого Зверя высаживались на планету в многочисленных заранее подготовленных крепостях-астероидах. Их ещё называли скалами. В местах приземления огромных похожих на горы цитаделей, орки быстро возводили мощные укрепления, откуда подобно волнам изливались Одиннадцатая глава Судный день воинственные и изголодавшиеся по битвам зелёнокожие, громыхающие боевые фуры и ужасающие идолы-гарганты.
Экхард не знал куда он и его экипаж направляются, но был уверен, что с очень большой вероятностью их ждут честь, слава и смерть. Он сильно сомневался, что покалеченный “Владыка войны” сможет преуспеть в такой дали от Тартара. По правде говоря, Магнус и не надеялся добраться до стен улья. Зато древний титан и старый принцепс славно погибнут, а не умрут в пустыне от отказа систем.
Пока они шли сквозь ночь датчики “Тираннуса” отфильтровывали остатки загрязнявшего атмосферу нефтехимического топлива, которое использовали орки, чтобы приводить в движение свои военные машины Одиннадцатая глава Судный день. Везде где прошли гарганты, остались выхлопы отработанных газов и вытекшая нефть. Потому бог-машина мог идти по их следам, словно охотник, преследующий зверя.
– Дворад, – произнёс Экхард, повернувшись к аугментированному техническому офицеру, который внимательно смотрел на циферблаты и аналоговые мониторы, – что с реактором?
– Удивительно, но всё в порядке, – ответил Гораш, – с учётом всех обстоятельств.
Хотя главный инженер не умышленно умолчал про утечку плазмы, принцепс знал о ней. Он чувствовал её, как если бы в его собственном теле кровоточила рана.
– Оррек, что с оружием?
– Многоствольный бластер работает нормально, также уцелели турболазеры и большинство вспомогательных орудийных платформ, – ответил модератус.
– Какие шансы Одиннадцатая глава Судный день в бою? – мрачно спросил командующий.
– Без “Вулкана” боеспособность сильно уменьшилась.
– Меня не волнуют твои проблемы! – рявкнул Экхард. – Я хочу услышать, как ты с ними справишься.
– Возможно, удастся перенаправить часть энергии от уничтоженной пушки через муфтовые соединения в турболазеры, – предложил Радим, – но для полной уверенности мне нужно экспертное заключение главного инженера.
– Дворад, это возможно?
– С благословлением Бога-Машины и если нам повезёт, думаю, что да. Мне придётся задействовать половину бригад.
– Да будет так. Сделай это.
Магнус посмотрел на тёмную пустыню сквозь глаза земного левиафана. Там, куда попадал свет прожекторов, виднелись дюны, овраги и русла пересохших рек. Но принцепс почти не замечал Одиннадцатая глава Судный день их. Он думал о более важных вещах – о сражениях с осквернителями Армагеддона. Он был в сотнях километрах отсюда, далеко за горизонтом. Казалось, что земля устремилась ввысь из бесконечного пепельного моря. Тупые пики гор выглядели словно зубы доисторического зверя, который спал многие тысячелетия, а теперь пробудился из-за мировой войны.
А за горами и пеленой грязного химического тумана начинало светиться восточное небо. Приближался рассвет. На Армагеддоне наступает новый день и один Император знает, что в нём ждёт “Тираннус Максимус”.
Не обращая ни на что внимания, древняя военная машина шла навстречу судьбе.




– Сэр, я что-то вижу! – неожиданно воскликнул Касл, привлекая внимание Одиннадцатая глава Судный день офицеров на мостике.
– Что там, Варн? Что ты видишь? – спросил Экхард.
– Трон Терры! Опять исчезло.
– Что у тебя? Что исчезло? Хватит уже – возьми себя в руки!
– Я что-то видел. Что-то совсем ненадолго пробилось сквозь статические помехи. Но оно точно было.
– Так что это? – быстро спросил обеспокоенный Оррек. – Нас снова атакуют?
– Нет, – успокоил его тактик, – по крайней мере, я думаю, что нет. Сигнал зафиксировали сенсоры дальнего радиуса.
– Но ты говорил, что эти топографы и авгуры не работают, – потребовал разъяснений принцепс.
– Они и не работали, но их дух-машины не отключился, и они продолжали сканировать. Просто мешала статика, – пояснил Одиннадцатая глава Судный день офицер-тактик. – По какой-то причине – я не знаю по какой – помехи на время исчезли, и топографы смогли получить информацию о том, что впереди.
– И что впереди? – грозно спросил командующий.
– Когитаторам нужно время, чтобы расшифровать сигнал и обработать поступившую информацию, повелитель, – почтительно ответил Варн.
Магнус забарабанил пальцами правой руки по вырезанному из красного дерева подлокотнику трона. Касл задержал дыхание, пока логические процессоры анализировали полученные авгурами данные.
– Сенсоры просканировали возвышенность на востоке и обнаружили что-то похожее на широкий кратер, – нервничая и запинаясь на каждом слове, произнёс тактик.
– Вулканический? – перешёл к самой сути Экхард.
– Вполне возможно, – подтвердил Варн, – особенно Одиннадцатая глава Судный день если учесть высокий уровень вулканической активности на планете. Но судя по полученным данным, он сейчас бездействует. Также зафиксирован огромный источник радиации.
Потрясённый офицер смотрел лишёнными зрачков глазами на принцепса.
– Что это? – громко спросил Магнус. – Там случилось тоже, что и в Хеллсбриче?
– Нет, сэр, – ответил Касл. – Исходя из имеющейся информации, можно заключить, что там нет оружейных радиоактивных материалов.
– Значит это топливо реактора, – вступил в разговор Дворад.
– Уверен, что он очень опасен, – продолжил размышлять принцепс.
– И нестабилен, – добавил Варн.
– Орки, – прошипел Экхард.
– Я тоже так думаю, сэр.
– Можно сделать вывод, основываясь на данных сенсоров, что продолжая следовать текущим курсом, мы придём Одиннадцатая глава Судный день именно туда? – требовательно спросил Магнус.
– С очень высокой вероятностью, повелитель.
– И ещё можно предположить, что богохульные идолы, которых мы победили, пришли из этого кратера.
Касл кивнул:
– Есть все основания так считать.
– И ты говоришь, что источник радиации, обнаруженный “Тираннус Максимусом”, очень велик?
– Да, сэр.
– Он находится внутри одного сооружения?
– Нет, сэр. Без дополнительного сканирования нельзя понять один ли это реактор или несколько поменьше, которые расположены рядом – не далее, чем в километре друг от друга.
– Дворад, – обратился принцепс к главному инженеру. – Твоё мнение, пожалуйста.
– Думаю, мы засекли гаргантов. А может быть и всего одного, только он гораздо больше любой Одиннадцатая глава Судный день военной машины, виденной нами раньше.
– Согласен. Как далеко мы от кратера? – спросил у тактика Экхард.
– Примерно в ста восьмидесяти трёх километрах.
– И сколько нужно времени, чтобы добраться туда?
– Полагаю, что при текущей скорости мы будем там через шесть часов, сэр.
– Тогда план наших действий предельно ясен. Мудрость Императора предопределила нашу судьбу, – торжественно провозгласил Магнус.
Всё было столь очевидно, словно “Тираннус” говорил с ним по мысленно-импульсной связи. Чтобы ни ждало их, нужно достичь предполагаемой базы гаргантов и остановить орков. Если они это не сделают, то окружившие Тартар зелёнокожие обязательно получат так необходимое им подкрепление. Тогда вне всяких сомнений титаны врага присоединятся Одиннадцатая глава Судный день к штурму, особенно если учесть потерю базы в Хеллсбриче и всех военных колоссов, которые на ней размещались. Не останется никого, кто сможет противостоять ордам ксеносов и их идолам, когда они атакуют стены осаждённого улья.
Принцепс очень хотел бы связаться с верховным командованием города. Даже если бы он не получил одобрение, то по крайней мере сообщил бы штабным офицерам о решении пожертвовать собой ради Армагеддона. Но с тех пор как Хеллсбрич стёрли с лика планеты связь так и не наладилась.
Также Экхард не верил, что “Владыка войны” успеет достичь Тартара и помочь защитникам отбить штурм. И дело было не только Одиннадцатая глава Судный день во времени. Магнус едва осмеливался так думать, но в глубине сердца он понимал, что после бесчисленных тысячелетий службы Империуму долгая жизнь “Тираннус Максимуса” подходит к концу. Командующий сомневался, что великий тиран сможет дойти до улья без столь необходимого ремонта. Работа, которую выполнили главный инженер и его техножрецы, всего лишь временная мера. Старому титану требовался уход в комплексе Адептус Механикус или на борту корабля-кузни и набожная служба множества слуг Бога-Машины.
Если бы принцепс услышал подобные слова от одного из своих людей, то отругал бы его за слабую веру в древнего бога-машину. Но бравада хороша во время Одиннадцатая глава Судный день боя, а сейчас Экхард должен реалистично оценивать ситуацию.
Есть риск, что титана повергнут, пока он будет идти в Тартар. Они уже сражались с двумя гаргантами в пустошах, и ещё с передвижной крепостью – ничего подобного ей командующий никогда не видел – которую прикрывала эскадрилья орочьих самолётов. Кто знает, что ещё может поджидать их в разорённой войной пустыне?
Нет, у отважного титана и его храброй команды остался только один выбор. Принцепс рисковал всем – по сути, задание сродни самоубийству. Но в случае успеха они спасут жизни миллионов, если не миллиардов, верноподданных Императора. Магнус был уверен, погибнуть в блеске славы – вот наилучший выход Одиннадцатая глава Судный день.
Старик щёлкнул слегка дрожащей рукой по переключателю на командной панели впереди. Откашлявшись, он обратился к команде:
– Слуги Бога-Машины. Солдаты Императора. Мои верные товарищи по оружию. Мы идём встретиться лицом к лицу с врагом. Мы идём обрушить возмездие Императора человечества на головы инопланетной мерзости. Мы идём уничтожить орков, которые угрожают Армагеддону и войскам Императора. Скорее всего, мы идём на смерть. Но также мы идём, дабы снискать славу в глазах Омниссии и Бога-Императора. Возможно, Машина сочтёт нас достойными, а Император и Его святые ниспошлют нам благословения и защиту.
Экхард отключил связь и отдал приказы офицерам:
– Модератус, зарядить турболазеры. Тактик, продолжай сканирование Одиннадцатая глава Судный день и поиск сигналов с базы гаргантов и будь готов указать выгодную позицию для ведения огня. Дворад, увеличь обороты турбин насколько возможно и прибавь скорости. Встаёт солнце нашего судного дня. Вперёд к нему. Сделаем это!



documentaxmxzsz.html
documentaxmyhdh.html
documentaxmyonp.html
documentaxmyvxx.html
documentaxmzdif.html
Документ Одиннадцатая глава Судный день