Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова

Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова, Вол'джин явно осознал то, что неявно обнаружил прежде: он сражался не с Зандалари. Не только с ними, в любом случае. Высокие определенно были из их числа. Их рост - и то обстоятельство, что не один из них на подходе обзавелся красноперой стрелой, торчащей из глаза или горла - выдавали их. Остальные, хотя и были одеты в униформу Зандалари, должно быть, были Гурубаши или Амани.

Вол'джин понимал тактику, по которой худшие кидались в бой перед лучшими, численностью давя защитников. Кхал'ак, должно быть, считала себя гениальной, раз это пришло ей Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова в голову. Вол'джин ощущал потребность убедить ее, что эта идея не пройдет. Так как он не видел ее в заполонившей монастырь толпе, он удовлетворился тем, что истреблял ее войско.

Это должно было быть именно истребление, ибо настоящей битвой это быть не могло. Чистое превосходство в массе пушечного мяса обеспечивало ее превосходство. В придачу к набегающим воинам, из рощи показались жрецы и знахари. Черная энергия шипела между их ладоней. Заклинания полетели навесом в сторону монахов, обороняющих Закрытые Покои. Некоторые пали, но врагу ответила горстка шадо-панских призывателей гроз. Их заклятия разрывались среди троллей, поджигая нескольких, и по крайней Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова мере одному разворотив грудь.

Его левому плечу вернулась минимальная степень подвижности, и Вол'джин вклинился в толпу троллей. Он казался себе острым и мстительным лезвием ветра, кружащегося, накидывающего на поле боя слепящие снежные покрывала. Как ледяной ветер пронзает одежды и холодит плоть, так же глубоко врезалась его глефа. Она вонзалась между ног, вспарывая бедренные артерии. Ласкала шеи, разбрызгивая горячую кровь, которая оттеняла падающий снег. Острие клинка било под коленями, разрывало пяточные сухожилия и выкалывало глаза.

Он оставлял горла своих врагов в целости, чтобы они могли кричать от страха и боли.

Некоторые встречали его храбро, но другие подходили Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова медленно и осторожно. Они искали его слабые и уязвимые места. Он просто открывался. Он давно считал себя покойником, так что их мелкие порезы, их выпады ничего не значили. Если удар не убивал его сразу, то с таким же успехом он мог быть промахом.

Где-то в глубине души Вол'джин знал, что не может побеждать вечно, но оскал на его губах, блеск в его глазах и ярость, с которой он кидался в бой, говорили об обратном. Его враги видели в нем тролля, который, несмотря на покоцанную броню, весь залитый кровью, будет продолжать биться. Когда они не могли в точности сказать Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова, возможно ли остановить или убить его, их внутренности скручивались от страха.

А затем Вол'джин открывал их самих.

Он отвернулся прочь от тролля, пытающегося засунуть плети кишок обратно в рассеченный живот, и понял, что полностью окружен. В бою он сделал полный круг, и теперь смотрел на него со стороны нападающих. Чародейский обстрел заклинаниями озарял поле боя по правую руку от него. Сквозь снежную простынь слева летели стрелы. Едва видимые тролли сгрудились над дальним краем рва, схватившись с монахами, вставшими на защиту Закрытых Покоев. В этом направлении находилось убежище, и Вол'джин знал, что ему туда не добраться.



Затем во вспышке Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова света и языков пламени на остров ворвался Чэнь. Когда один из настоящих Зандалари ринулся ему навстречу, Чэнь снова дохнул огнем. Лицо тролля потекло, как тающий воск, волосы вспыхнули факелом, а плоть сладко зашипела.

За его спиной Ялия, Куо и трое других Шадо-пан бежали по мосту на остров. Просвет, который выжег Чэнь, расширили мечи и посохи. Посох Ялии двигался так быстро, что был бы невидимым, если б не снегопад. Ее удары сминали доспехи и дробили кости под ними. Каждый удар отзывался лязгом и проклятиями, каждый замах рассыпал зубы из разбитых челюстей.

Чэнь протянул лапу. "Быстрее!"

Удивленный Вол Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова'джин заколебался. Зандалари могли вновь сомкнуться вокруг него, но монахи наступали. Они окружили его собственной стеной. Мелькали ноги и лапы. Звенели мечи. Монахи были великолепны в обороне, отражая выпады и блокируя режущие удары. Хотя их скорость заставляла врагов открываться, они не пользовались своим преимуществом, чтобы контратаковать. Казалось, они вовсе не считали, что их задача спасти Вол'джина также предполагала убийство настолько большого числа врагов, насколько возможно.

Вол'джин взял лапу Чэня и побежал по мосту. Он ничуть не хотел бросать сражение, но остров был неподходящим местом. Если бы он остался, остались бы все. И погибли бы все. В действительности, монахи отступали Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова упорядоченно, и все добрались до порога Закрытых Покоев.

Стоило ему задуматься о том, чтобы организовать оборону моста, громко зазвонил сигнальный колокол додзе Снежного Вихря. Он тревожно пробил двенадцать раз, а потом резко смолк. Вол'джин обернулся и увидел, как из додзе хлынули тролли - явно Зандалари, хоть и обряженные в лохмотья.

А там, среди них, стояли еще один могу и Кхал'ак.

У главного входа Закрытых Покоев появился Тажань Чжу. "Отступаем немедленно!". В приказе не было ни крупицы паники, но и возражений он не терпел. Монахи тут же повиновались, а Чэнь и Вол'джин замыкали отступление.

Уверенные в своей победе Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова Зандалари, казалось, были рады их отпустить.

Вол'джин задержался в дверях, глядя в сторону додзе Снежного Вихря. Оно скрылось за пеленой снега, и последним, что он увидел, были Зандалари, сбрасывающие мертвых монахов в ров. Он поискал среди них Тиратана, но кровь залила ему глаза.

Два монаха закрыли украшенные бронзовые двери и положили тяжелый засов. Вол'джин присел на одно колено, чтобы выровнять дыхание. Он вытер с лица кровь, затем снова поднял взгляд.

От Тридцати Трех осталось лишь четырнадцать. Все кроме Тажаня Чжу были потрепаны в бою. У многих одежды пропитались кровью. Других опалило магией. По меньшей мере Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова у двоих выживших были переломы, и Вол'джин подозревал, что остальные скрывают свои раны. Ялия определенно придерживала сломанные ребра. С правой лапы Чэня капала кровь - слишком быстро, чтобы быть чьей-то, кроме его собственной.

Тролль взглянул на настоятеля Шадо-пан. "Как они проникли в додзе Снежного Вихря?"

"Я полагаю, они пробились через туннели". Тажань Чжу весьма рассеянно изучал свой коготь. "Остальные попытались подняться здесь, но разочаровались в своей затее". Он бросил взгляд на полуоткрытую нишу за статуей тигра, и Вол'джину оставалось только догадываться, какая резня могла развернуться за ней.

Темный охотник моргнул и выпрямился, разминая левое плечо. "Кхал'ак послала часть Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова своих элитных бойцов с этими фланговыми отрядами. На остальных она возложила роль тарана в этой атаке. Мы молодцы. Многих поубивали".

"Но недостаточно". Старый монах кивнул. Завыл ветер, и он улыбнулся. "Быть может, зима расправится с ними вместо нас".

Вол'джин помотал головой. "Едва ли они станут ждать так долго".

Закрытые Покои имели Т-образную планировку. Перед главным крыльцом находилось круглая впадина. Он него отходили три крыла - одно напротив, два под прямым углом. В конце более длинного левого крыла была еще пара дверей. В них, требуя впустить, ударил тяжелый кулак.

Чэнь рассмеялся. "Не думаю, что нам стоит Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова отвечать на стук".

"Согласен". Вол'джин перевел взгляд с этой двери на другую. "Я подозреваю, что Кхал'ак сосредоточит атаки здесь, у дальнего края, чтобы отвлечь наше внимание. Затем она быстро и жестко ударит по этой двери. Чэнь, если ты хочешь оказать ей теплый прием..."

"С удовольствием", кивнул пандарен.

"Брат Куо, дальняя дверь твоя". Вол'джин подошел туда, где Тиратан спрятал колчан и короткий лук. Он надел тетиву и попробовал натянуть его. "Я останусь здесь, посередине, чтобы видеть, где нужна помощь".

Тажань Чжу кивнул, затем поднялся по ступенькам и сел в центре крыла, противоположного той двери, которую собрался оборонять Чэнь. Он сосредоточился Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова, невозмутимый и умиротворенный - полная противоположность остальным тринадцати. Вол'джин мог бы возмутиться, но кажущиеся спокойствие и беззаботность Тажаня Чжу пришлись троллю по сердцу. Если монах не волнуется, то и ему самому не стоит.

Зандалари начали свою атаку на дверь западного крыла. Заклятия обрушивались на нее с монотонностью кузнечного молота, бьющего по подкове. Металлическая изнанка деревянного засова вскоре засияла неярким красным цветом. Дерево задымилось. Монахи оглаживали свое оружие. Чэнь и Ялия обнялись.

Затем раздался громкий взрыв. В комнату брызнул расплавленный металл. Одна из дверей прогнулась внутрь, другая искривилась наружу. Дубовый засов превратился в дымящиеся и мерцающие угли, красным Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова ковром рассыпанные под ногами захватчиков.

Вол'джин натягивал тетиву и стрелял так быстро, как мог. Тиратан был прав. Стрелы из короткого лука на таком маленьком расстоянии летели с достаточной силой, чтобы пробить доспехи. Толпа Зандалари была такой плотной, что он при всем желании не мог не попасть. Сложность была в том, что они двигались так быстро, что ранить и убить можно было с одинаковой вероятностью, и толпились так тесно, что и раненые, и мертвые не сразу падали на пол.

Монахи сражались доблестно. Серебром и золотом мелькали клинки в теплом ламповом свете, допьяна упиваясь тролльей кровью. Тот же неудержимый поток тел, в Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова котором каждая стрела находила свою цель, ограничивал свободу движений монахов. На более просторном поле боя они могли бы пробить широкие прорехи в рядах Зандалари. Побоище очевидно указывало, что тролли умирали пачками снаружи, не потому что они были лишь Амани и Гурубаши, а потому что посмели напасть на Шадо-пан.

Копья и мечи голодно настигали монахов, и они падали, один за другим. Брат Куо был одним из последних. Он завертелся, его лицо было разрублено пополам. Другие просто исчезли в море тролльих тел, возможно, умерев довольными тем знанием, что многих забрали с собой.

Второй взрыв распахнул главные ворота. Чэнь дыхнул огнем Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова, окутав Зандалари пламенем. Еще больше элитных бойцов хлынуло внутрь, столкнувшись с Чэнем и Ялией. Капитан, возглавлявший атаку снаружи, ринулся вперед. За его спиной стояла Кхал'ак с другим могу. Она обозревала происходящее так, словно битва уже закончилась, и она была лишь затем, чтобы подсчитать тела.

Вол'джин отбросил лук, убил одного тролля обжигающей волной темной магии, затем достал глефу. Он бросился наперерез зандаларскому офицеру, отразив удар, предназначавшийся Ялии, затем кивнул и поманил стоящего перед ним Зандалари. "Теперь не боишься меня, да?"

Зандалари огрызнулся и кинулся на него. В то время как могу полагался на силу, тролль Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова сражался с большой скоростью и сноровкой. Его сабля просвистела мимо Вол'джина, пригнувшего голову. Темный охотник рубанул по торсу Зандалари, но тот отпрыгнул назад. Прежде чем Вол'джин смог потеснить его, он сделал круг и напал снова, жестоко ударив наискосок.

Вол'джин отражал удары, отводя их вверх или в сторону. Сабля звенела о глефу, металл с шипением скользил по парирующему металлу. Сами клинки выглядели живыми, нанося удары со стремительностью гадюки, исчезая быстро, как привидения. Финты и увертки, прыжки и удары - тролли кружили, врезались и огибали друг друга со смертельной плавностью. Схватка набирала обороты, полетели искры.

Вол'джин сделал выпад, и Зандалари Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова отскочил, но в самый последний момент, на дюйм избежав удара. Он опустил глаза. На его лице неверие сменилось радостью. Его живот едва не был выпотрошен, а кишки не посыпались наружу. Каким-то чудом, к своему счастью, он уклонился от этого удара.

Затем Вол'джин выставил вперед левую руку, загребая правой. Движение развернуло крючковатый клинок глефы, заставляя его впиться Зандалари в спину. Вол'джин рванул вверх. Лезвие аккуратно поддело почку, перерезая питающую ее артерию, как и ту, что спускалась к ногам Зандалари. Он высвободил клинок в фонтане алых брызг. Его противник упал безвольным мешком костей, заливая пол кровью.

"Вол'джин, осторожно Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова!"

Чьи-то руки оттолкнули тролля. Вол'джин споткнулся о ноги своего мертвого врага, тяжело упав и перекатившись. Он встал, когда копье могу, нацеленное ему прямо в спину, вонзилось потрепанному в бою Тиратану Корту в живот. Оно ударило его с достаточной силой, чтобы оттащить назад к стене. Наконечник увяз там, и человек, нелепо подвешенный, уставился на засевшее в своих потрохах копье.

Могу бросился вперед, подняв руки, спеша к Вол'джину. Он даже не посмотрел на свое копье. Гнев в глазах и подергивания пальцев выдавали его желание оторвать Вол'джин руки и ноги одну за другой.

И это могло Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова бы случиться, если бы в полете, выставив для удара ногу, не ворвался Тажань Чжу. Настоятель Шадо-пан влетел в левый бок могу, сминая доспехи. Он ударил достаточно сильно, чтобы могу покачнулся вправо, врезавшись в Зандалари, окруживших Ялию и Чэня. Он тяжело приземлился на одного, но быстро вскочил на ноги. То обстоятельство, что в процессе он проломил этому троллю череп, похоже, оказалось недостойно его внимания.

Вол'джин подобрал свою глефу, поднявшись на ноги, потом встал и смотрел, как могу набросился на пандарена. Тяжелые удары прогрохотали по земле, где Тажашь Чжу стоял меньше удара сердца назад. Они крошили камень и Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова сотрясали пол. Кулаки взметнулись. Ноги замахивались, и подсекали, и топали. Хотя могу по всей видимости был обучен бою без оружия и превосходил противника ростом, он не мог дотронуться до пандарена.

Тажань Чжу пригибался, или грациозно отступал прочь, или падал и перекатывался. Он перепрыгивал машущие ноги, затем ускользал от комбинаций. Могу менял стойки - некоторые были знакомы Вол'джину из его обучения - но пандарен не применял контрприемы. Он просто оставался неуловимым, точно призрак. Чем жестче могу наступал на него, тем проще он избегал атак, пока могу, наконец, не замедлился, чтобы собраться с силами.

Тогда Тажань Чжу напал. Почти играючи он выскочил вперед, прежде чем Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова замахнуться ногой вверх и по дуге направо. Она настигла могу, с хрустом переломив середину левого бедра. Пандарен приземлился не раньше, чем нанес еще один удар, на сей раз с левой ноги. Второе бедро могу сломалось с громовым треском.

Когда могу повалился вперед, Тажань Чжу ударил рукой вверх. Его лапа со звонким хлопком копьем пронзила нагрудник могу. Рука по локоть скрылась у могу в груди. Затвердевшие пальцы изнутри промяли панцирь на спине.

Старый монах скользящим движением высвободил лапу и отступил перед могу, рухнувшим лицом в пол. Тажань Чжу на мгновение взглянул на его, затем на оцепеневших Зандалари. Он поправил Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова окровавленный рукав. "Уходите сейчас, или нам придется уничтожить всех, кто еще остался".


documentaxnfcqr.html
documentaxnfkaz.html
documentaxnfrlh.html
documentaxnfyvp.html
documentaxnggfx.html
Документ Глава 33. Когда он столкнулся с троллями, бегущими по мосту и роящимися на краях острова