Кто такой бог?

Ты и есть «смотрящий кино» бог.

То, что ты воспринимаешь на находящемся в абсолютной «пустоте» иллюзорном сферическом экране как появляющееся и исчезающее изображение, мысли и чувства, - ненастоящее. «Настоящий» только ты, - это иллюзорное «кино» смотрящий, которого самого невозможно увидеть, описать и понять, - потому что попросту нечего видеть, описывать и понимать.

Сейчас это сложно понять, но в раю ты обыденно и как что-то само собой разумеющееся прекрасно «помнишь», что ты бог, и что это всё всего лишь игра-иллюзия, «видеоигрушка». Причём, в это будущее время никто даже не будет задумываться, что он ангел и живёт в раю, и что может быть Кто такой бог? как-то иначе. Точно так же и сейчас, никто даже не задумывается, что живёт в негативе (эвфемистически назовём это так; хотя, прямо говоря, - это верхний этаж, вернее, крыша ада; по Евангелию – «врата ада»), и каждый считает, что он просто человек, - несмотря на упорно повторяющиеся очевидные неприятности и страдания разной интенсивности, и его собственные периодические издевательства над другими. (К слову, в раю информация-память о будущем открыта для всех желающих знать его, - ведь будущее в раю такое же прекрасное, как прошлое и настоящее. Это здесь - будущее, - такое же преступное, как прошлое и настоящее, - с преступным умыслом скрыто от ничего Кто такой бог? не подозревающих жертв надвигающихся на них страданий-преступлений.) В нашей нынешней полной негатива «реальности», никому даже в голову не приходит, что может быть как-то по-другому, и даже теоретически кажется полной фантастикой, что может быть совершенно другая жизнь, где вообще нет негатива, и где никто не боится, не печалится, не болеет, не страдает, не травмируется (из-за возможности прохода объектов сквозь друг друга, - из-за другой - как бы «голограммной» - структуры материи), не стареет и даже не умирает. А когда надоест жить в раю, просто говорит «пока» и со смехом «преображается»-«переключается» (заражая смехом «прощающихся» с ним) - вспышкой радужного света - в другое Кто такой бог? состояние, словно на другой «частотный канал», - в нирвану, - в состояние белоснежного сияющего блаженного покоя-тишины-молчания, где практически уже вообще нет нарушения равновесия (лишь невесомый тихий полёт бестелесного чистого сознания в океане света), - в предпоследнее состояние перед «пробуждением»–«выходом из экрана», выключением и исчезновением иллюзорного калейдоскопического «киноэкрана»-сферы (где нет размеров, - лишь пропорции, и тот же принцип работы, что и в телевизоре - светящиеся точки, световая мозаика) в неописуемой «пустоте» ничто, и возвращением в «исходную точку кинопутешествия» - к истинному себе, в абсолютное равновесие, в абсолютную свободу – в том числе от самого себя. Как «извне» выглядит нирвана - «безупречно Кто такой бог? чистый экран», - легко представить, - посмотрите на солнце на чистом небе. (Причём, здесь, в аду мягко-блаженное чувство нирваны – это страстно искомое максимально возможное ощущение удовольствия, - столь куцого здесь. А в раю, - зеркально наоборот, - мягко-блаженное чувство нирваны – это столь же страстно искомое минимально возможное ощущение удовольствия, – зашкаливающего в раю.) Перед исчезновением экрана, - в нирване выключается свет: стал чёрный шар - такой же, как белая нирвана, растянутый в вечность, пронзительный миг чистого счастья - блаженного покоя.



Обратно – в обратной последовательности. Чётко помню переход из нирваны в «киносны»: Одно и то же. Больше не могу. А что будет, если нарушить равновесие? Кино. Несколько раз пробно переключаюсь Кто такой бог? туда-сюда из нирваны в «киносны». Экспериментирую с разными чувствами разной интенсивности. (Как это? Смогу ли я? Выдержу ли?) Ладно, посмотрю какое-то время кино. Когда надоест, - вернусь назад. Стираю память. Засыпаю. Сплю. Смотрю сны. Потом просыпаюсь назад в нирвану. (В этот момент тот я-персонаж внутри сферы-экрана – «умер». Честно говоря, уж было начал паниковать, что заснул навсегда и что не проснусь никогда.) Первая мысль после того, как проснулся в нирвану: «А, снова старая знакомая». Через мгновение, после того, как стерлась память о «киноснах»: «И чего я так стремился сюда? Чего я здесь не видел Кто такой бог?? Ладно, мне и одному будет хорошо». Потом просыпаюсь назад в чёрное. Потом просыпаюсь назад к себе «настоящему» в ничто и выхожу из сферы-экрана.

После того, как сжался в точку и исчез экран (точка нарушения абсолютного равновесия), - дальше - ничто, нигде, никто, неподвижность, немота. Нет ничего, - совершенно не за что зацепится. Это даже не пустота, потому что там, где нет ничего, - нет и пустоты. Понять невозможно, – нечего и некому понимать. Описать невозможно, – нечего описывать. Кто я такой? Что я такое? Откуда я, вообще, «взялся» и куда «исчезаю»? Нет ответа. Некому и нечего отвечать. (Вернее, эта тишина - и есть ответ.) Одна равнодушная констатация Кто такой бог?: «Быть» - «не-быть», «я» - «не–я» - какая разница. Нет разницы, - пялиться в «пустоту» или, время от времени, наново в иллюзионный «телевизор», которого, всё равно, надолго не хватает до угасания интереса, так как в вечности всё уже давно смотрено-пересмотрено. Я всё равно ненастоящий, даже не существую, никто, ничто, пустое место, фантазия. Зато бессмертный. Когда надоест «быть», я могу без труда полностью «исчезнуть» и затем снова «появится» из «ниоткуда». Точно так же, как мы каждую ночь проваливаемся в сон, как в небытиё, и утром снова просыпаемся, словно из ниоткуда, назад в бытиё и вновь обретаем сознание. Я всегда был Кто такой бог?, есть и буду – вечно. Конечно, с поправкой на ненастоящесть этого бытия. Я один. Кроме меня – никого и ничего нет. По части само-иллюзионов – полное всемогущество, пусть и фальшивое - мультяшное. Вообще никаких ограничений. Хотя, как видно по нашей нынешней садисткой «реальности», - очень нужно бы. У меня больше ничего нет, кроме этих самообманных иллюзорных «кинофильмов»-«снов» или других игр-галлюцинаций, чтобы заполнить эту вечность, - только бы забыть на время себя настоящего «там», - где абсолютно нечего делать, и нет ничего интересного. После так называемой «смерти» каждый автоматически «переключится» «туда» и «вспомнит» всё это, но сейчас, при стертой памяти, в этой жизни поверить в такое Кто такой бог?, конечно, невозможно. При безупречном качестве программы, практически невозможно как-то заметить, что всё воспринимаемое нами - ненастоящее, самообман, сон, галлюцинации. Разве что можно заметить зеркальную природу программы по тому, как через какое-то время к тебе с некоторой задержкой, отложенно бумерангом возвращаются твои же поступки, - и хорошие, и плохие, - в виде похожих жизненных ситуаций. Причём, находясь в сфере-экране во время «кино»-«снов пустоты», тот ты – «настоящий», который «пустота»-«ничто», «смотрящий» это «кино», - на самом деле, неподвижен, а движется изображение, с подключёнными безупречными самообманными мыслечувственными спецэффектами, создающими идеальную иллюзию полной реальности происходящего.

В общем, всегда один и тот же Кто такой бог? неизменный конечный пункт прибытия, - после любого «кино грёз» с изощрёнными самообманными мыслечувственными спецэффектами, и любой другой игры из бесконечного числа сейчас не поддающихся описанию игр, заполняющих твою вечность. Но в раю, конечно, процедура «пересадки» на пути к конечной станции намного более приятна чем нынешняя «смерть» в текущем заведомо запретном, садистском «кино», которое не имеет права на существование. Издевательства над людьми и мириадами других живых существ не имеют никакого оправдания, как бы нам ни пытались впарить обратное мракобесные религии.

Самое обидное, - в конце, вместе с колоссальным чувством освобождения, свободы и огромным облегчением, что всё это нынешнее преступление, весь этот нынешний садизм Кто такой бог? был лишь понарошку жестокой самоиллюзией - предельно реалистическими галлюцинациями собственного производства в программной ловушке экрана, - окажется, что мучениям не было никакого оправдания, и мучиться и смотреть этот садистский говнофильм не было никакой необходимости, если бы не преступное, идиотское любопытство почувствовать после нескончаемой вечности блаженства: «Как это - наоборот?», «Смогу ли я сделать с собой всё то, чего боюсь?», «Выдержу ли я это?», «Смогу ли я издеваться над собой и рисковать собой?», - при этом, стоит заметить, находясь в полной безопасности, с безотказно раскрывающимся парашютом нирваны в конце, - неизменный хэппи энд. (Чётко помню, как я в ничто сам рисовал этот говнофильм - «фильм-сказку Кто такой бог?» - и сам себе говорил: Ну хватит дерьма. Ведь это всё придётся мне самому прочувствовать.) Совершенно не легче от того, что в садистском «кино» - абсолютная «справедливость» в распределении садизма, - ведь мучитель и жертва – одна и та же личность, и просто меняются местами восприятия в другом «кино». Конечно, сложно поверить, что всё настолько просто, примитивно и бессмысленно. Находясь внутри программы, сложно поверить, что, кроме «компьютерной имитации», розыгрыша-иллюзии в сфере-экране, - вселенной-то никакой и нет, - кроме того, что ты иллюзорно воспринимаешь в каждый данный, отдельный момент (вечно сейчас), - и вообще ничего нет, никогда не было и никогда не Кто такой бог? будет.

Не вернуться никогда… И так ведь зарекаюсь каждый раз…

Но я же ведь чётко помню, что точно вернусь. Потому что вечность – это не просто очень-очень долго. Это всегда, вечно, бесконечно сейчас, которое надо чем-то заполнять. Причём, я даже помню суть дальнейшего развития сюжета сериала «человечество» после сюжетного перехода программы «человечество» в рай. На высшей, противоположной нашему нынешнему адскому состоянию точке райского качка маятника вверх - людей станет столько, что они станут обыденно для того будущего времени массово «преображаться» на ещё высший - субатомный - райский уровень (где пространство – относительное понятие), ещё ближе к центру Земли, куда перейдёт всё человечество Кто такой бог? («люди будут избавляться от тел», как говорила Ванга). Причём, для рая разделение на атомный и субатомный уровни будет весьма условным и чисто техническим, так как в раю не будет такой жёсткой стены, как сейчас, между положительными атомными и субатомными слоями материи. На этой будущей верхней точке взмаха сюжетного маятника в раю, на атомном уровне географическая карта нашего этажа - внешней оболочки Земли того времени – после новой смены полюсов (преднамеренно технологически устроенной) станет выглядеть как планета-океан без надводных континентов («без островов», как говорила Ванга, которая, наверное, не имела в активном словарном запасе такого учёного слова «континент»), с обозначенными на карте Кто такой бог? названиями субатомных местностей и других географических объектов на коре планеты, которые в проекции на атомный уровень будут выглядеть как бы «подводными». (Зеркально противоположно, перед тем, как маятник качнётся в рай, сейчас сюжет тоже уйдёт в крутое пике, и люди тоже будут массово «избавляться от тел» вследствие массовой гибели во время катаклизмов; а огромные территории тоже уйдут под воду во время «потопа».) Сейчас в это, конечно, сложно поверить и трудно понять, но на этом этапе райского блаженства сюжетный маятник начнёт обратное движение. То, что Ванга описывала, - с сегодняшней точки зрения, - как «новые болезни» мышления («мозга»), - в малопонятном нам сейчас Кто такой бог? сюжетном развитии, будет выглядеть как сознательное массовое движение от наскучившей ангельским массам райской лёгкости, - где уж чересчур всё будет легко, - обратно в сторону массового пожелания уменьшения тотальной волшебной лёгкости, – ради ощущения хоть какого-то противодействия программы. В настоящее время, конечно, сложно понять эту будущую логику сознательного снижения зашкаливающего уровня райской лёгкости и хорошего, - которая, действительно, сейчас показалась бы, как Ванге, не совсем здоровой. Но по той же схеме нынче многие люди - чисто ради остроты и разнообразия ощущений - сознательно периодически на время снижают обычный комфорт и переключаются в спорт, приключения, походы, горы, рисковые развлечения... По той же логической схеме, - но только зеркально, - в Кто такой бог? настоящее время наблюдается зеркально противоположный вектор маятника в виде массового движения и пожелания в сторону уменьшения уровня негатива и увеличения уровня лёгкости и хорошего. То есть, перед полной остановкой сюжетного маятника программы под названием «человечество» в конечном сюжетном пункте прибытия - в покое, в нирване, - перед тем, как замереть, сюжетный маятник какое-то время ещё едва заметно покачается на самой границе позитива и негатива. Хотя, в общем-то, с нашей сегодняшней точки зрения, в этой будущей «пограничной» жизни между адом и раем вовсе и не будет никакого негатива (в нашем нынешнем понимании). В этой будущей «пограничной» жизни будет Кто такой бог? только весь наш сегодняшний верхний положительный спектр, плюс недоступный нашему нынешнему ощущению нижний (но тоже исключительно положительный) спектр первого этажа рая. С нашей нынешней точки зрения, это будет что-то вроде шикарной, беззаботной жизни сегодняшних абсолютно здоровых, самых привилегированных, удачливых и счастливых людей, но ещё на порядок намного лучше. С точки зрения рая, это будет что-то вроде райского парка развлечений с резко диссонирующим видом на открытый канализационный канал. Сам говнопоток, в котором мы нынче купаемся (наш сегодняшний нижний негативный спектр), будет непреодолимо отгорожен и невидим. Но если сознательно, нарочно принюхиваться и смотреть в его сторону, - на его берегах Кто такой бог? (наш нынешний верхний положительный спектр) будет хорошо видна и ощутима зеркально противоположная разница с райским парком развлечений.

Но это уже тема отдельной истории.


documentaxnjjph.html
documentaxnjqzp.html
documentaxnjyjx.html
documentaxnkfuf.html
documentaxnknen.html
Документ Кто такой бог?